Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Легенда о Маленьком Аксолотле

Жил-был Маленький Аксолотль.  Правда слово «был»  - уж слишком взрослое.  Поэтому, давайте я просто скажу: «Жил Маленький Аксолотль».
У Маленького Аксолотля было несколько особенностей: он жил один, он всегда улыбался, и у него легко могла отрасти новая нога (если старую вдруг кто-то откусил), или новый хвост… или новая… ну, в общем, Аксолотль, как вы  поняли,  был одиноким, весёлым, хвостатым, с лапами, да ещё и очень живучим!  А это в южных озерах весьма кстати! Ведь все знают, что в южных озерах помимо аксолотлей и других улыбающихся существ есть ещё существа хищные. Это те, что с большими зубами!
Collapse )

Кавказское кольцо-2

Продолжая повествование  о кавказском этапе нашего путешествия,   которое я начал вчера пишу этот текст.

 

Итак, Во имя Отца, Сына и Святого Духа

 

В ЧР многое посвящено святой троице. Практически во всех кишлаках, на всех столбах и тем более во всех важных учреждениях модно вешать изображения Ахмада (Отца),  Рамзана (Сына). В роли Святого духа по очереди выступают Путин и Медведев. К слову, их изображения встречаются гораздо реже, чем первые два. Так, для порядку. Говорят, что Ахмад был категорически против развития культа личности себя и всячески не поощрял свои изображения и, правда, до смерти этого человека изображений-то и  не было. Рамзан, тоже по слухам «пытался запретить прославление себя», но что-то не очень активно. Таким образом, Рамзан стал лидером ЧР в полной мере. Во всех умах встреченных нами граждан не было иного кандидата на данный пост. Особенно Рамзана уважают молодые,  это как раз то поколение, которое выросло на войне и которое кроме войны и тех изменений, что проходят при новом президенте, не видело ничего. Конечно, изменения глобальны. Чечня воскресла из руин и активно развивается, это факт. Ясно также то, что если так пойдет дальше, ЧР может стать центром прогресса РФ. Спорт, и наука будут развиваться здесь активнее всего.     

Так вот из такого молодого поколения, выросшего на войне и состоял агит-поезд «ПКР» Патриот клуб «Рамзан». Все песни, кроме одной, и все речи шли на чеченском языке, поэтому точно передать агитационные слова я не смогу, одно выступление, правда, было на русском, о нем и расскажу. Аудитория состояла на 80 % из людей старше 45 лет, примерно 10 % было граждан младше 10 лет, 5 % граждане постарше и  5% военные. Конечно расклад примерный, но стариков было больше всего, это факт.

После гимна «ПКР», который пели на русском и при этом активно размахивали флагами ЧР с изображениями Отца и Сына (по типу портретов ЧеГевары) и еще несколько песен, на сцену дома культуры вышел молодой человек и стал по-русски говорить примерно такие слова: - Я хочу задать вам вопрос! Вы считаете себя патриотами? (зрители стали переглядываться) Если да, то готовы ли вы проявить свой патриотизм? (Зрители забеспокоились) Как говорит наш президент Рамзан Кадыров: «Единственным свидетельством патриотизма является поступок!», готовы ли делать поступки, чтобы проявить свой патриотизм? (Аудитория затихла, и оратор продолжил) Поступки могут быть разные: вы можете не выезжая из своего села делать маленькие патриотические поступки, продолжав делать то, что вы делаете (толпа облегченно вздохнула) Но самое главное, что вы должны делать  - это учиться!  Познавать что-то новое! Иначе вы рискуете быть людьми третьего сорта! Вот, что завещает нам всем наш лидер! Учиться, учиться и учиться! (Я подумал, что это немного попахивает плагиатом и наверное не только я…)

 

Бабушки и дедушки вновь стали переглядываться, так как видимо представили себя вновь на школьной скамье, с тетрадками и учебниками, потом выступление продолжилось и дальше ничего я уже понять не смог, все остальные слова были на чеченском.

 

Во время выступления по периметру дома культуры стояли военные, они ожидали нападения вахабистов, которые не любят учиться  и слушать песни про Рамзана.

 

Когда мы приехали в Хемой к нам подошел начальник Шаройского РОВД и сказал, что мы в его ведомстве, послушаем сейчас концерт, поедим и потом останемся в Шарое, а после уже разберемся, мы были рады согласиться с ним. Хочется отметить, что Шаройские милиционеры и прочие силовики – самые адекватные, интересные и гостеприимные, из всех, что нам попадались на всех ЧР, слава им!

 

После концерта мы поехали в Шарой.

 

Шарой

В центре села  - Башня. Причем башня большая и красивая. Мы с удовольствием полазили по ней и пофотографировали. Вообще изучение вайнахской архитектуры было одной из целей нашей поездки, так как такие уникальные башни можно найти только здесь, в ЧР и еще в Ингушетии. Чеченцы говорят,  что человек при жизни нуждается в башне, а после жизни – в склепе. И башни раньше имели большое значение. На первом этаже некоторых жил скот, на втором – люди, а верхний служил для охраны и сигнализации. Сейчас многие постройки пострадали от войны и от времени, но люди часто строят свои новые дома на месте бывшей родовой башни, на ее фундаменте. Интересно, что раньше людей жило в районе очень много и земли были реально очень важны, так как плодородной земли в горах (а Шаройский район – самый высокогорный район ЧР) явно не хватало, и поэтому люди строили свои дома только там, где ничего посадить нельзя. Только на скалах. Вот и сейчас башни стоят на скальных выходах, в окружении альпийских лугов.

 

Сейчас в Шаройском районе проживает около 5-ти тыс. человек. Район граничит с Грузией и поэтому часть его находится в пограничной зоне. Примерно не доезжая 20 км до Шароя стоит синий знак «Приграничный район» и  пост, который правда не отличился особой бдительностью. Приграничная зона тянется по дороге дальше Шароя и заканчивается в Хемое (дальше дорога от Хемоя идет в Шатой, это так называемая нижняя дорога, которая отличается более разбитыми свойствами и малонаселенностью, чем верхняя дорога через Итум-Кали, хотя и немного короче).

Таким образом, чтобы попасть в Шарой официально необходим погран-пропуск, который сейчас получается только в Борзое у пограничников, может помочь проехать путешественнику это: а) быть незамеченными на посту; б) договоренность, что я думаю тоже вполне реально.

 

Дорога от Итум-Кали на Шарой это очень красивая трасса, правда, машин на ней крайне мало, при наличии транспорта проезжается достаточно  быстро, Дорога тянется наверх до перевала (как раз на нем стоит пост), а потом спускается вниз к Шарою.

 

Мы заночевали в Шарое, порассказывали истории о своих путешествиях, показали фотографии, а к обеду следующего дня уехали в Итум-Кали.

 

Итум-Калинские мытарства.

Мы решили заехать еще в одно интересное место – Мертвый город Цой-Педе – один из крупнейших некрополей на Кавказе. От Итум-Кали идет две трассы: одна дорога вдоль Аргуна  на Грузию (эту дорогу делали во времена Ичкерии, для связи с Грузией, по ней же убегали многие беженцы во время войны) и вторая дорога на Шарой. Недалеко от села стоит военная комендатура, а потом примерно в километре стоит первый пост пограничников. Вот на нем мы долго ждали, потрясали дорожными грамотами, но так мы и не были пропущены. Думаю, что сильно повлияло на нашу задержку обострение отношений с Грузией. По слухам до мертвого города примерно 30 км от поста. Место называется Мешехи, и там стоит застава, опять же для проезда в этот район требуется пропуск от Борзойского погрануправления. Который по слухам выдает оный в течение 10 (!) дней, но это опять же все очень не точно. Еще информация, что пока пропуски выдает Борзой, но скоро эти полномочия будет выполнять другое учреждение. Вот такие вот трудности. Таким образом, мы потеряли практически целый день на ожидание на посту, но так и не добились счастья. Поэтому достаточно быстро уехали в Шатой.

 

«Распоряжение о вписке» и изучение ночного Грозного.

В Шатое мы оказались опять вечером. Уже темнело, и мы пошли по дороге.  На этот раз нас успел перехватить молодой человек на машине, раньше, чем милиция. Молодой человек, оказывается, видел нас в Грозном и был очень рад подвести. Около родника мы остановились и познакомились с еще одним человеком, который стал нас приглашать в гости,  в свое село. Мы спросили у своего драйвера, зовет ли он к себе в гости в Грозном, или нам лучше остаться в горах, но нас заверили, что все будет ок, и мы обретем желаемое. Интересно, что приехав в Грозный на вписку нас звать перестали, а сказали, что надо нас отвезти в церковь, и что, мол, вышло распоряжение, по которому надо всех гостей города вести в церковь… хм, знаем мы ваши распоряжения и ваши церкви… короче остались мы на улицах ночного города, без ночлега.

 

Пошли искать себе место для сна. У стоящих молодых людей мы просили позвонить телефон, так как у нас был номер одного местного жителя, порывавшегося позвать нас в гости, но номер не ответил, и мы стали разводить ненавязчиво прохожих на ночлег, но все отмазывались.  Мы тогда пошли по району Минутка, думая о том, что кто-нибудь нас все равно позовет в гости. Вскоре остановилась машина с номерами   89-rus – Ханты-Мансийский АО. И водитель спросил у нас зажигалку. Мы в ответ спросили у него место для ночлега. Так мы обрели долгожданный ночлег в Аргуне.

 

Веденский район.

Веденский район считается почему-то самым неспокойным. Мы проехали в Шали – это по словам местных – самое большое село в мире, потом в Сержень-Юрт – это село знаменито тем, что здесь были тренировочные лагеря Хаттаба. Потом в Ведено. Всю дорогу мы не встретили никаких больших постов, никаких трудностей. Уже в Ведено мы остановили машину, которая ехала как раз в те места, о которых мы мечтали – Макажой, Буни и озеро Казенойам.

Недалеко от Ведено есть аномальное место - горка, по которой течет вода – вверх по склону, и машина, если ее остановить на этой горке, катится вверх. Что это такое я не знаю, но интересно очень. Потом дорога стала ползти вверх все круче и постепенно, почти на самом верху, мы выехали на развилку Макажой – Ботлих. Дорога на Дагестан от Ведено достаточно глухая, иногда на Казенойам – голубое озеро едут машины с туристами, пока только с чеченскими. На развилке раньше стоял пост, который сейчас убран, поэтому проезд на озеро ничем не закрывается.

В советские времена на этом красивейшем озере тренировались спортсмены-гребцы и на одном из берегов озера стоят руины базы, на которой эти гребцы раньше жили. Вода в озере – кристально чистая и голубая, и вообще полюбоваться этим местом стоит, озеро действительно очень красивое. Дорога тянется извилистой ленточкой по берегу озера и потом направляется дальше на села Макажой  и Буни.

Макажой – это центр бывшего Чеберлойского района, красивое село, раскиданное по альпийским лугам. Сейчас здесь мало жителей, но постепенно люди возвращаются, обживают вновь земли своих дедов. Интересный архитектурный комплекс есть в Макажое, она стоит на склоне ущелья, на скалах,  2 башни и руины мечети. Интересно, что на некоторых камнях этих построек встречаются изображения явно языческого толка – свастика, крест, рука, солнце, олени какие-то. Недалеко есть старые интересные кладбища.

Ближе к вечеру мы остались ночевать у отдного из жителей – Тассова, он живет в палатке, пока его дом строится. Мы пообщались, с удовольствием поспали в своей палатке на свежем горном воздухе, а на следующий день отправились в дальнейший путь.

 

Вахабистскими тропами.

От Макажоя идет тропа на дагестанскую Ансалту, та самая тропа, по которой ходило войско Ш.Басаева и Хаттаба в 1999 году.  Дорога по ущелью очень красивая, идет вдоль речки. Правда кое-где приходится проходить вброд (3 раза). В остальных местах установлены местными жителями маленькие мостики. Тропа очень красива. Нашу скорость ускорила встреча двух ансалтинских рыбаков, которые показали нам самый короткий и удобный путь по ущелью. Интересно, что на верху ущелья мы увидели еще одну красивую башню. Жаль только подняться туда не было никакой возмлжности.

Всего идти до Ансалты от Макажоя около 2-х часов. Неспеша.

Никаких постов, никаких людей. Красиво, форель и горы.

Рекомендую.



Спасибо за помощь фирме  GPS-Сервис за подаренное навигационное оборудование!!!

 

Если честно, то писать много о Дагестанской части нашего кавказского пути не очень хочется, да и так уже много написал. Расскажу наш маршрут:

Ансалта – Ботлих (машин не очень много, но активны менты) – Тлох – Шамилькала – Кумух – Кулушац – Кули – Хосрех – Аракул (пешком по горной дороге через перевал. Дорогу видно очень плохо, так как ей много лет. Говорят, что еще Шамиль на повозке ездил здесь.) Мы ночевали у чабанов, ждали хорошей погоды, так как только до обеда перевал открыт, а после погода резко портится. Потом Ахты – Касумкент – Махачкала

Вот такой путь. Дагестан добродушен, мил, спокоен и гостеприимен. Полный восторг. Постараюсь проиллюстрировать немного фотографиями.

Теперь мы в городе отмокаем на море, гуляем. Скоро поедем на Астрахань. И дальше.

 

 

 


Спасибо за помщь! г. Грозный.


село Тазбичи


 
Хемой


Агит паровоз

горячие танцы






на башне

вид с села Хой


Озеро Казенойам



возле села Макажой


Дорога на Ансалту